Новости

МВД России

Москва

Москва

Лента новостей

Главная Северо-Кавказский федеральный округ Кабардино-Балкария

10 Февраль 2016 года Собаки на службе в полиции

200 лет назад, 8 февраля 1816 года, в полицейской операции впервые была задействована собака. При аресте преступной шайки в шотландском графстве Абердиншир полицейскому помог бультерьер, выученный кидаться спереди на убегающих лошадей. Лошадь при таком нападении становилась на дыбы, а всадник оказывался на земле.

Единичные факты применения собак имели место в Германии, Англии, Франции, России и некоторых других странах. В России для выполнения специальных задач собаки стали применяться в середине XIX века сначала в пограничной страже, затем и в полиции.

Переход к регулярному применению специально подготовленных собак связывают с именем профессора-криминалиста Ганса Гросса, который привлек внимание к собаке, как к полезному животному в деле охраны полицейского от нападений и розыска преступников. Под его руководством в 1896 году были подготовлены первые 12 собак.

В наши дни собаки во всем мире ищут наркотики и взрывчатку, помогают ловить преступников и предотвращать теракты. В Кабардино-Балкарии в 1996 году на базе батальона милиции ОВО по г. Нальчику была создана кинологическая служба со штатом 15 сотрудников. А 22 марта 1999 года на базе МВД КБР был создан Центр служебного собаководства, в последующем преобразованный в Центр кинологической службы МВД КБР. Сегодня в Центре более ста «работающих» собак; число их применений в минувшем году составило более 5000. Питомцы центра регулярно становятся победителями и призерами всероссийских соревнований специалистов-кинологов, насчитывающих до 300 участников – 90-100 команд со всей России. По показателям работы, по той роли, которую кинологическая служба занимает в обеспечении общественной безопасности, Центр кинологической службы МВД по КБР – восьмой среди 88 подобных центров в стране.

Центр расположен на окраине Нальчика, на территории никакого специфического запаха не ощущается, зато отовсюду доносится разноголосый лай – «дома», в отличие от службы, собаки позволяют себе шуметь, приветствуя сотрудников или общаясь друг с другом. Начальник, подполковник полиции Сергей Станиславович Горенков говорит, что место для Центра выбирали с учетом потребностей в площадях и требований СанПинов – подобные учреждения должны располагаться на определенном расстоянии от жилых зданий. Здесь разводят служебных собак, выращивают и проводят некоторые виды подготовки. Видов этих – множество. Основные из них это розыск по запаховым следам – поиск и обнаружение взрывчатых веществ, наркотических и психотропных веществ, поиск людей, поиск человеческих останков, а еще патрульно-постовая, караульная служба.

На территории Центра есть отдельное помещение с трогательным названием «щенятник». Мы заходим туда вместе с Сергеем Станиславовичем и ветеринарным врачом Татьяной Ширяевой. Сфотографировать щенят, а скорее подростков – им по полгода – невозможно: они начинают бурно общаться, подпрыгивая над невысокой решетчатой оградой вольера. Предложение открыть один вольер для фотосессии Татьяна со смехом отвергает: «Да вы что, залижут насмерть!»

Все собаки в Центре – восточно-европейские овчарки. Горенков, который еще до армии занимался в клубе служебного собаководства, а сейчас, помимо прочего, является судьей авторитетных кинологических соревнований, считает овчарку лучшей, самой универсальной породой для всех видов полицейской работы: она и в поиске хороша, и в преследовании и обезвреживании преступника. Профессиональную подготовку сотрудники Центра вместе с собаками проходят в специализированных учебных заведениях в Ростове и в Подмосковье. Отправляются туда животные, соответствующие всем требованиям и уже имеющие определенные навыки. Я интересуюсь, что это за требования и по каким причинам животное может быть выбраковано.

«Племенная работа в том и заключается, - говорит Сергей Станиславович, - чтобы подбирать пары так тщательно, так качественно, чтобы все потомство было пригодно для работы, чтобы не было выбраковки. Собаки взрослеют, стареют; мы знаем, сколько нам нужно собак в год, чтобы восполнить поголовье. Сейчас у нас две племенные суки и один кобель. За все время племенной работы из 47 собак, выведенных в центре, были выбракованы только две – и по другим причинам, не связанным с их рабочими качествами. Мы подходим к вопросу профессионально – знаем, какие собаки нужны, какие качества передаются по наследству и как эти качества развивать у щенка. Поголовье восполняется не щенками, а взрослыми собаками – ей должен быть год, чтобы везти ее учиться. А до этого их готовят здесь. С совсем маленькими гуляют, играют, социализируют. Их постепенно приучают к другим людям, к машинам, к другой местности. Играют с мячиком, чтобы апортировка развивалась, закидывают куда-нибудь, чтобы собака искала его и училась пользоваться своим чутьем. Потихоньку прививают первоначальные навыки послушания, приемы, на базе которых потом у нее развивают нужные в службе качества. Собака должна ничего не бояться – огня, воды, каких-то звуков – иначе она непригодна к службе, это дефект, основание для выбраковки. Даже полет в вертолете – то еще испытание – пугает только в первый раз, второй раз она летит уже спокойно.

Собака едет на учебу с конкретным человеком, который до этого проводит с ней не меньше двух месяцев, налаживает контакт, чтобы она признавала в нем хозяина. График занятий в школах очень плотный, курс длится 4-5 месяцев, но этот срок, вероятно, будут увеличивать, потому что задачи все усложняются, а «доучивание» на месте исключено: специалист с собакой возвращается с учебы и сразу приступает к работе.

Наши успехи и в племенной работе, и в предварительной подготовке не раз отмечались руководством в Москве и учебными центрами, куда ездят наши сотрудники: чем выше качество собаки, тем проще ее готовить к работе. Ее не надо постоянно держать в тренировочном процессе, чтобы она не забывала полученные навыки, у нее крепкая нервная система. Это важно, потому что работа по чутью очень тяжелая для собаки, нервное напряжение больше, чем физическое».

Собаки очень полезны на местах преступлений, для их раскрытия «по горячим следам», но большая часть применений приходится на профилактическую работу, в частности, обследование мест проведения массовых мероприятий. Актуально и применение собак в антинаркотической деятельности – они легко находят синтетические и растительные наркотики, психотропные вещества (в 2014 году с помощью собак обнаружено и изъято более 7 кг наркотиков). Более 5 тыс. применений за год, даже поделенные на сто собак – это приличная нагрузка. Горенков уверен, что, будь у них еще пятьдесят кинологов, и им бы работа нашлась. При том, что количество (и уровень) всяких технических «примочек» для криминалистов растет с каждым днем, служебную собаку заменить невозможно: «Это связано прежде всего с той способностью собаки, которой еще ни один прибор не обладает, – дифференцировать запахи и находить искомый среди других. Существуют приборы, которые могут уловить молекулу определенного вещества, но найти его источник, установить местонахождение – нет. Только собака может не только вычленить запах искомого вещества в помещении, но и найти, где, в каком конкретно месте оно находится».

Кинологические группы, говорит Сергей Станиславович, сейчас есть в каждом территориальном органе внутренних дел – расчеты по наркотикам, по взрывчатке, патрульные. В каждом отделе – свой специализированный автомобиль, чтобы кинолог с собакой мог быстро приехать на место. В Центре несколько таких автомобилей: несколько транспортировочных клеток, поилки, запас корма. Высокие требования к животным предполагают и хорошую заботу о них. У них есть все: кухня, изолятор, операционная (к счастью, невостребованная), аптека, душевая с последующей сушилкой – это теплое помещение, в котором собак после помывки оставляют на сутки. Кормят собак в основном кашами на мясном бульоне или сухими кормами – рацион (составляется ветврачом) должен быть высококалорийным и богатым витаминами и минералами.

Официальный срок службы у собак – до достижения 8 лет, это человеческие 56. Но это не догма. «По нашим нормативам, - говорит Сергей Станиславович, - если собака достигла восьми лет, но сохраняет бодрый нрав и свои рабочие качества, то вопрос рассматривается комиссионно и срок службы продлевается на год, год спустя процедура повторяется. Если же собака утратила рабочие качества, но по-прежнему здорова, она может быть переведена на более легкую работу, не связанную с чутьем, например, в охрану, в караульную службу. Когда собаке пора на покой, то, как правило, кинолог, который с ней работал, получает право забрать ее себе. Иначе было бы несправедливо: они так привыкают друг к другу, и рука не поднимется отдать в чужие руки и тем более усыпить».

В кабинете у подполковника Горенкова лежит чемоданчик кинолога образца 1961 года – набор для дрессировки, разработанный НИИ МВД СССР. Набор, который вскоре, видимо, «переселится» в музей МВД по КБР, в рабочем состоянии, включая электроошейник. Я возмущаюсь: вы бедных собачек током бьете?! Сергей Станиславович напоминает, что набор использовался более полувека назад. Впрочем, оговаривается, что электричество в подготовке собак применяется по сей день, но очень редко, в особых случаях, и только профессионально подготовленными специалистами. И удивляет ответом на вопрос, какое из средств воспитания самое суровое: «Самое суровое воздействие – это порицание хозяина. Вы не представляете, насколько это действенно!»

Марина Карданова

"Советская Молодежь"

Новость на сайте МВД Кабардино-Балкарской Республики

Версия для печати Сообщить о неточности или изменение в первоисточнике Уточнить актуальность
Новость была получена автоматически с источника в 2016:02:10 15:02 (МСК)

Регионы России: СКФО, Кабардино-Балкария

Вы очевидец?!

Вы стали очевидцем событий и происшествий о которых читаете?

Поделитесь фотографиями со всей страной!

Другие тэги

Все новости по тэгу ""

Календарь новостей

Интернет-приемная
Кабардино-Балкария

Последние новости

25 Сентябрь 2016 года День единого приема граждан
Все новости