Новости

МВД России

Москва

Москва

Лента новостей

Главная Северо-Западный федеральный округ Республика Карелия

25 Март 2020 года К 75-летию Победы. Карельские правоохранители формировали партизанское движения в начале войны

По материалам исторических исследований

При упоминании слова «партизаны» многим представляются изолированные в лесу крестьяне, у которых болит душа за родную деревню, захваченную врагом. Партизанское движение на Карельском фронте разительно отличалось от этого стереотипа.

На эту тему проведено немало исследований, посвященных Великой Отечественной войне. И в главной характеристике историки единодушны - партизаны Карело-Финской ССР внесли значительный вклад в общую борьбу с захватчиками. При этом нечасто подчеркивается тот факт, что до середины 1942 года формировали это движение представители Наркомата внутренних дел.

Почему именно этой госструктуре была отведена организаторская роль? Дело в том, что в начале июля 1941 года при НКВД СССР создается Особая группа, перед которой ставились следующие задачи: разработка и проведение диверсионно-разведывательных операций против гитлеровской Германии и ее сателлитов; организация подпольной и партизанской войны и иные. В Карело-Финской ССР также организуется такое подразделение - опергруппа. Вскоре на всесоюзном уровне группа преобразуется во 2-ой отдел, а затем в 4-е Управление НКВД, а на региональном уровне они именуются четвертыми отделами.

В монографии известного карельского исследователя Сергея Веригина «Противостояние: борьба советской контрразведки против финских спецслужб (1939-1944)» указывается на многоплановость задач, поставленных перед этими подразделениями, как на недостаток. Анализируя конкретно агентурное направление, он отмечает: «В первые месяцы войны негативное влияние на организацию деятельности агентурной работы органов безопасности оказывало то обстоятельство, что они вынуждены были решать задачи по силовой поддержке обороняющихся воинских частей, формированию, в том числе за счет оперативного состава, истребительных батальонов и партизанских отрядов (до образования в июне 1942 года при Военном совете Карельского фронта штаба партизанского движения)». Это замечание уместно продолжить и оценкой, данной его коллегой Германом Чумаковым в работе «Роль органов НКВД-НКГБ КФССР в организации и руководстве партизанским движением в 1941-1942 гг»: «И хотя партизанская борьба в тылу врага не сразу достигла массовости и высокой эффективности, она стала важной составной частью Великой Отечественной войны и сыграла серьезную роль в победе над врагом». Иными словами, в Карелии именно правоохранители координировали партизанское движение до июня 1942 года. При этом под правоохранителями следует понимать представителей сразу нескольких современных структур. Так как в июле 1941 года НКВД и НКГБ были объединены в единый Народный комиссариат внутренних дел.

Начало пути всегда сопряжено с трудностями. Особый подбор кадров для первых партизанских отрядов, их подготовка и обеспечение оружием, постановка задач и соотношение их с действиями армии – решение этих и многих других вопросов давалось не легко. Герман Владимирович в своей работе приводит ряд ведомственных директив, которые критически оценивали первые опыты в данной деятельности. Одна из них датируется 27 июля 1941 года:

И, тем не менее, партизаны действовали.

Первые в строю

Партизанские отряды поначалу формировались по территориальному признаку. Потому и именовались в привязке к местности – Беломорский, Выборгский, Калевальский, Кексгольмский, Кемский, Кестеньгский, Медвежьегорский, Олонецкий, Петровский (Спасская губа), Прионежский (пригород и г. Петрозаводск), Ребольский, Сортавальский и Суоярвский. По оценкам, принятым сегодня, в их составе насчитывалось 1470 человек. Но местные ресурсы истощались. Позднее названия будут изменены и появятся, к примеру, такие, как «Бей фашистов» (действовал в Суоярвском районе), «Боевые друзья» (в Медвежьегорском) и т.п.

Герман Владимирович так описывает состав движения на заре войны: «Основой для создания первых партизанских отрядов были, как правило, истребительные батальоны. Бойцы этих батальонов составляли в июле-августе 1941 года от 50 до 80 % личного состава партизанских отрядов. От 40 до 70% участников этих первых отрядов были коммунистами и комсомольцами». И далее конкретизирует «В первый год войны партизанские отряды комплектовались на добровольческой основе почти полностью за счет гражданского населения КФССР, Мурманской и Архангельской областей. А также добровольцев из ряда других регионов страны. Кроме того, в рядах партизан воевало некоторое число военнослужащих и сотрудников НКВД. Со второй половины 1942 года партизанские отряды Карельского фронта начали пополняться бывшими заключенными исправительно-трудовых лагерей НКВД (ИТЛ НКВД), срок заключения которых подходил к концу…. Отличительной чертой партизанского движения в нашем регионе являлось полное отсутствие таких источников пополнения своих рядов как население оккупированных районов и военнослужащие Красной Армии, попавшие в окружение».

Те, кто вступил в ряды партизан, снимались с воинского учета; за теми, кто работал, на предприятиях сохранялись рабочие места и заработные платы; в случае их гибели членам семьи оформляли пособия.

Характерна и такая деталь - так как от партизан требовалось выполнение специфических задач, знание минерного дела, радиосвязи и иного, «лучше остальных по характеру своей профессиональной деятельности для этой работы были пригодны сотрудники органов госбезопасности и пограничники». Потому «В Карелии с первых дней в руководство создаваемых партизанских отрядов в обязательном порядке включались кадровые сотрудники НКВД-НКГБ. Они назначались, как правило, на должность помощника командира по разведке, а иногда и на должность командира отряда. Например, командиром отряда «Боевой клич» был назначен старший оперуполномоченный КРО НКВД КФССР Медведев. Помощниками командиров отрядов являлись сотрудники НКВД Богданов, Абоимов, Юриков, Степанов, Ларин, Абрамов, Совалков».

Эти защитники были первыми. Им довелось действовать в тяжелых и условиях. Примечательно, что позднее появится пренебрежительный термин «партизан 1943 года». Так будут называть тех, кто вступил в отряды партизан после перелома в войне, когда стало ясно, что Германия и ее союзники потерпят поражение.

На босу ногу

В исследовании фиксируется, что в первые два месяца войны партизанские отряды были обеспечены основными видами продовольствия. В дальнейшем, в связи с перемещением линии фронта на восток, отсутствием плановых фондов по снабжению партизанских отрядов, усилились перебои в обеспечении продовольствием и обмундированием. И только с ноября 1941 года по ходатайству руководства НКВД республики, командование Карельским фронтом согласилось снабжать партизан продовольствием с армейских складов. Вместе с тем, вещевое довольствие поначалу обеспечивалось за счет имущества, приобретаемого в кредит в системе розничной торговли. Поэтому положение с одеждой и обувью было крайне неудовлетворительным. Также обстояло дело и с вооружением. В этот период НКВД КФССР выделил 1 379 польских винтовок и 31 пулемет. Остальное вооружение партизаны должны были получить со складов 7-й армии.

Спецназ за партой

Как отмечает Герман Чумаков, «с первых дней очень остро встала проблема подготовки партизанских кадров, так как в предвоенные годы все созданные раннее для этого структуры были ликвидированы, а подготовленные специалисты по партизанской борьбе репрессированы». И кадры стали готовить в специальных партизанских школах.

В книге Сергея Веригина приводятся такие данные об обучении бойцов в спецшколе НКВД КФССР: «обучение происходило ежедневно с 10 утра до 22 часов вечера по специальной программе, включавшей в себя военную (устав пехоты, боевое оружие, подрывное дело, топография, самбо, медицинская помощь) и оперативную (разведка, основы партизанской тактики, методы работы финской контрразведки) подготовку. За основу политической подготовки брались публикации в газетах… Подготовка к парашютному делу (теория и прыжки) осуществлялась с выездом в город Онегу Архангельской области, при этом часть бойцов из-за страха отказывалась прыгать. Подготовка радистов в первое время велась на полугодовых курсах в Москве, но уже в 1942 году восемь девушек окончили в Беломорске курсы, организованные при 4-ом отделе…»

В марте 1942 года школа была преобразована в специальный отряд НКВД. К тому времени около двух сотен человек прошли эту подготовку. Но, по замечанию Германа Чумакова, «почти все они были использованы при комплектовании отдельных диверсионных групп и спецотряда НКВД. С июля по октябрь 1941 года в партизанский отряд «Красный Онежец» были переданы в составе 2 диверсионных групп 26 выпускников спецшколы. В марте 1942 года при реорганизации спецшколы часть курсантов была опять передана в партизанские отряды. В июне 1942 года при создании Штаба партизанского движения при Военном совете Карельского фронта (ШПД) еще около 15 бойцов спецотряда НКВД были направлены в распоряжение ШПД. И все же спецшкола НКВД республики в силу своей ведомственной принадлежности не решала кардинально проблему обеспечения партизанских отрядов кадрами специалистов».

Боевые задачи

Карельские партизаны не походили на знакомый по фильмам образ еще и потому, что выполняли особые задачи. Они совершали рейды в тыл противника, при том, что их базы располагались на неоккупированной территории Карелии и Мурманской области в прифронтовой полосе. «Поэтому тактика карельских партизан во многом напоминала действия разведывательно-диверсионных подразделений регулярной армии и органов НКВД-НКГБ» - резюмирует Герман Чумаков. К примеру, уже упомянутый Суоярвский партизанский отряд, преобразованный затем в «Бей фашистов», в составе 30 человек в период с 26 июля по 1 августа 1941-го, действуя на коммуникациях противника, взорвал большой мост в районе деревни Лоймола. В районе деревни Кясняселька была заминирована дорога и взорвано 5 пролетов линии телефонной связи. Отряд вернулся в расположение своих войск без потерь и уже через сутки снова был направлен в тыл финских войск. Успешные примеры увековечены и в названиях улиц карельских городов. Так, в августе — сентябре 1941 года партизанский отряд под командованием Владимира Тидена и Владимира Васильева совершил 10 рейдов по оккупированной территории, в ходе которых были сбиты два самолёта, сожжены 2 моста и склад горючего, уничтожены несколько автомашин и 130 военнослужащих противника.

Что это были за рейды? Вооружение, снаряжение и запас еды – на себе; преодоление иногда открытых участков местности (что несло опасность обнаружения противником) или почти непроходимых, по бездорожью, болотам; далеко не доскональное знание местных особенностей (среди партизан было много выходцев из других регионов страны), длинный световой день на протяжении несколько месяцев и противоположная ситуация змой; морозы, которые сменяются оттепелями; отсутствие медицинских баз в непосредственной близости; малозаселенные территории; достаточно рискованная заброска в тыл врага (не только переход линии фронта, но и высадка с лодок, авиадесант).

Фактором нестабильности в это время можно назвать то обстоятельство, о котором упоминает Сергей Веригин: «До перелома в ходе войны многие местные жители боялись встреч с партизанами и разведчиками, отказывались принимать их и давать какую-либо информацию. Как правило, в состав разведгрупп включали бойцов, которые имели родственников на оккупированной территории. Но когда разведчики шли на встречу с родственниками, часто слышали: «Уходи, а не то нас убьют». Имелись случаи предательства как среди местных жителей, так и среди разведчиков…»

С приходом зимы в целях укрепления партизанских формирований, улучшения управления и снабжения НКВД республики укрупняет партизанские отряды. В конце ноября 1941-го на их основе, а также с привлечением истребительных батальонов НКВД, создается 1-ая партизанская бригада (командир Владимир Тиден, с февраля 1942 года – Иван Григорьев). О ней немало рассказано не только историками и краеведами, именно этой странице истории посвящен роман-хроника Дмитрия Гусарова с говорящим названием «За чертой милосердия».

Заключение

«Анализ возникновения и развития партизанского движения в Карелии и Мурманской области позволяет сделать ряд выводов, как о специфических, так и об общих с партизанской борьбой в других регионах страны чертах. Общим, прежде всего, являлось то, что организацию партизанской борьбы пришлось начинать при отсутствии заранее подготовленных кадров и каких-либо планов. Это являлось следствием господствовавшей накануне войны наступательной военной доктрины, отрицавшей возможность ведения боевых действий на советской территории. Поэтому поспешно созданные в первые недели войны партизанские отряды не имели ни специальной подготовки, ни необходимого вооружения, ни технических средств, ни материальной базы для эффективной деятельности в тылу врага. Столь важный и необходимый опыт партизаны вынуждены были приобретать по ходу борьбы. Именно поэтому в 1941–1942 годах партизанские отряды Карельского фронта, как и других регионов страны, понесли значительные людские потери. В них была велика текучесть кадров» - заключает Герман Чумаков и дополняет: «Отсутствие единой системы оперативно-стратегического руководства партизанским движением в масштабах всей страны тормозила его расширение и наиболее правильное использование. Но именно в Карелии, раньше чем в других районах, поняли объективную необходимость координации действий военных, партийных и чекистских органов по развертыванию партизанского движения и создали, не дожидаясь указаний из Москвы, в начале августа 1941 года Штаб по руководству партизанскими отрядами (ШРПО). Но до создания в мае 1942 года централизованного управления в лице ЦШПД и региональных ШПД партизанские отряды действовали в основном без должного учета интересов армии. С другой стороны, лишь с созданием ЦШПД армия взяла партизан на свое снабжение оружием, боеприпасами, техническими специалистами, связью, другими техническими средствами. Главную роль в организации партизанского движения с начала войны и до появления ЦШПД сыграли органы государственной безопасности, так как в силу своей специфики только они в начальный период войны были способны придать этой деятельности нужную целенаправленность и организованность.

В течение первого года войны НКВД республики фактически руководил боевой деятельностью партизанских отрядов. Практический вклад чекистов в развитие партизанского движения выразился в подборе кадров для партизанских отрядов; в обеспечении отрядов оружием и снаряжением; в организации тайных баз с продовольствием и боеприпасами на оккупированной территории; в организации разведывательных и контрразведывательных мероприятий в интересах партизанских формирований; в организации и поддержании связи партизан с Большой землей и во многом другом».

Новость на сайте МВД Республики Карелия

Версия для печати Сообщить о неточности или изменение в первоисточнике Уточнить актуальность
Новость была получена автоматически с источника в 2020:03:25 11:26 (МСК)

Регионы России: СЗФО, Республика Карелия

Вы очевидец?!

Вы стали очевидцем событий и происшествий о которых читаете?

Поделитесь фотографиями со всей страной!

Другие тэги

Все новости по тэгу ""