Новости

МВД России

Москва

Москва

Лента новостей

Главная Приволжский федеральный округ Саратовская область

12 Февраль 2019 года Афганистан в моей судьбе

Сборник «Афганистан в моей судьбе» был издан по совместному решению руководства ГУВД по Саратовской области и областного Совета ветеранов ОВД и ВВ к 20-летию окончания вы­вода советских войск из Афганис­тана и вышел в свет в 2009 году.

Автор-составитель сборника – Владимир Тимофеевич Гончаров, полковник милиции в отставке, в то время – заместитель председателя областного Совета ветеранов ОВД и ВВ. Сам Владимир Тимофеевич в афганских событиях не участвовал, но сумел собрать ценные воспоминания коллег, чья судьба до и после выполнения интернационального долга была связана со службой в органах внутренних дел области, а благодаря своему дару рассказчика сделал их достоянием широкой аудитории. Кстати, за ранее изданную трилогию «Саратовская милиция. Из прошлого в будущее» Гончаров был удостоен общественной премии «Честь и доблесть».

В сборнике об Афганистане использованы архивные документы и большое количество фотографии, без всякого сомнения, эта книга и теперь не потеряла актуальности и ценности, поскольку служит сохранению отечественной истории. Мы от души желаем ее автору Владимиру Тимофеевичу Гончарову, в прошлом году отметившему 80-летие, наикрепчайшего здоровья, оптимизма и благополучия на долгие-долгие годы.

Предлагаем вниманию читателей отрывок одного из очерков сборника «Афганистан в моей судьбе», передающих воспоминания другого прославленного ветерана – генерал-майора внутренней службы

Федора Андреевича Григорьева

. Федор Андреевич Григорьев ушел из жизни в конце декабря 2012 года, но память о нем, как об одном из выдающихся отечественных юристов и общественников не меркнет на саратовской земле. Десять лет профессиональной биографии Федора Андреевича Григорьева были связаны со службой в органах внутренних дел. В 1974 году, уже имея за плечами многолетний опыт научной и педагогической деятельности и будучи кандидатом юридических наук, он был направлен на службу в органы внутренних дел на должность заместителя начальника УВД Саратовской области. В 1080 году командирован в ДРА, в 1983 - 1984 году был заместителем руководителя Представительства МВД СССР при МВД Афганистана.

Командировка на войну

…Мне четко и ясно сказали, что у начальника Управления генерала Д.Г. Дегтярева есть мнение направить меня (в Афганистан ) старшим группы от Саратовской области. В то время мне было уже 45 лет, имел примерно 25 лет выслуги в системе МВД, учитывая, что 8 лет прослужил на Камчатке. В связи с этим я обратился с вопросом:

– Вы считаете возможным командировать меня в Афганистан?

– Да.

– Справлюсь ли я с поставленной задачей?

– Да!

Группа была сборная. Все – опытные оперативники с солидным стажем службы. У каждого из одиннадцати человек команды свой путь в Афганистан. У одних — чувство долга: им сказали «надо», они и поехали. Были и те, кто хотел ро­мантики. Но всех объе­диняло нечто общее: сочувствие революцион­ным преобразованиям в отсталой, феодальной стране, стремление быть на передовой и участвовать в событиях, как в свое время «интернационалисты» — участники гражданской войны в Испании. Так мы были воспитаны и так оценивали ситуацию в Афганистане. Мечтали «...Землю Герата крестьянам раздать».

В составе нашей группы были Е.П. Булаев, Ю.М. Гордеев, Е.А. Кочетов, М.П. Молоствов, В.И. Пятницын, М.М. Рудченко, В.П. Старченко, М.П. Тикунов, В.Я. Цуканов, П.С. Шишкин, П.С. Янзин. Горжусь, что меня назначили старшим. Хотя, на самом деле, я был старше и по возрасту, и по стажу работы.

Прощай, Родина

И вот мы все, одиннадцать сотрудников Саратовской области, в Москве на Красной площади, немного взволнованы, хотим все запомнить — и бой кремлевских курантов, и мавзолей, и брусчатку…

На следующий день – Ташкент. Разбив по группам, нас разместили в казармах военного подразделения, переодели в солдатскую форму, выдали пистолеты, и начались занятия по огневой, политической и физической подготовке. Ежедневные занятия на полигоне со стрельбой из автоматов, пистолетов, обучение минному делу и т.д. Нас со всего Союза собралось 500 человек, работников МВД, в основном –сотрудников уголовного розыска.

... Вскоре наш самолет приземлился в аэропорту Шиндант, недалеко от города Крага, где дислоцировались воинские подразделения 40-й армии, затем нас отвезли в расположение мотострелкового полка, где уже были размещены сотрудники КГБ «Каскад». Наша группа в составе 500 человек называлась «Кобальт».

По прибытии к месту постоянной дислокации перед нами сто­яли задачи по созданию базы, обеспечению безопасности лич­ного состава команды и комплектованию органов внутренних дел Афганистана – царандоя.

Бытовые условия, конечно, нельзя было сравнить с саратов­скими: вода скверная, сырой ее пить нельзя. Воду кипятили. В провинциях свирепствовали желудочно-кишечные заболева­ния. Стояла жара, голубое небо без единого облачка, везде ис­пепеляющее солнце Герата. Жили в палатках по двадцать чело­век. Резкая смена климатических и бытовых условий для многих стала серьезным испытанием. Ежедневно, словно по часам, в 11.30 начинался ураганный ветер, поднимавший мельчайший песок. От него не было спасения. Песок был везде: в воздухе, в пище, он забивал глаза и уши, проникал в горло. Ровно в 15.30, как по расписанию, ветер стихал. Тогда начиналась чистка ору­жия, стирка белья и т.п., и это при температуре плюс 45-50 днем и 30 градусов ночью. Из-за некачественного питания, грязной воды и антисанитарных условий в лагере были вспышки гепатита и инфекционных заболеваний. Наша саратовская группа сумела выдержать с честью все испытания, и никто не был откомандиро­ван на Родину.

Постепенно обустраивались: соорудили казарму, баню и душ. Но вскоре всю нашу команду перевели в Герат, второй по величи­не после Кабула город. Оперативная обстановка здесь напряжен­ная, обстрелы города проводились каждую ночь.

Нас все чаще стала преследовать такая картина: убогие строе­ния, разлапистые чинары, пыльные дороги с бородатыми нищи­ми и детьми, одетыми в лохмотья, а порою – голыми.

Сармушавер

В ноябре 1980 года меня назначили руководителем советни­ков МВД трех провинций — Нангархар, Кунар и Лагман. Эти про­винции расположены на востоке страны, две из них граничили с Пакистаном, откуда шли караваны с оружием для душманов. Местные жители постоянно ездили на автобусах в Пакистан за товарами и реализовывали его в дуканах Джалалабада и Кунара.

В советское время специалисты из Узбекистана построили в про­винции Нангархар 40 километров ирригационных сооружений для полива полей, садов, виноградников, цитрусовых. Климат теплый, зимы практически нет, с поливных, орошаемых земель снималось по три урожая в год.

Наш штаб советников размещался в поселке Самархель. Здесь работали кинотеатр, магазин, бассейн. Условия жизни были при­личные. До центра города Джелалабад 18 километров по хоро­шей асфальтированной дороге, вдоль которой росли — апельси­ны, лимоны, миндаль, грейпфрут и другие деревья. Помимо на­ших советников был аппарат советников КГБ во главе с В.П. Ар­темьевым, аппарат советников ЦК КПСС, которым управлял О.С. Шенин, аппарат ЦК ВЛКСМ (руководитель В.П. Яшин). Воз­главлял группы советников член ЦК НДПА Сулейман Лаик, извест­ный поэт Афганистана, автор Гимна республики. В центральных городах этих провинций — Джалалабаде, Асадабаде и Кунаре – дислоцировались группы советников МВД. Работа выражалась в установлении и укреплении новой демократической власти, про­ведении локальных операций по уничтожению бандформирова­ний, выявлении складов с боеприпасами. Работа этих групп шла в тесном контакте с царандоем.

Работа заключалась также в добывании для советских армей­ских подразделений разведывательной информации о численно­сти бандформирований, а также в обучении сотрудников царан- доя методам оперативной деятельности.

Положение в провинциях было сложным, народная власть еще слаба, и помощь «Кобальта» ей оставалась крайне необходимой.

Если армия у нового Афганистана существовала, то об органах внутренних дел провинции никто и понятия не имел. Ни о какой оперативной работе и речи быть не могло, пока не сформирова­на структура и заполнены штаты, а также не повышена боеспособность оперативного батальона царандоя. По сути дела, мы с товарищами стояли у истоков становления органов внутренних дел провинций Афганистана.

Каждый день мне с переводчиком приходилось ездить из по­селка Самархель в Джалалабад на совещание к командующему царандоя Хамидуле Ашиму. Поездка проходила по трассе. Оста­навливаться на дороге было небезопасно, она постоянно обстре­ливалась, особенно сильно к вечеру. Мы всегда старались про­скочить опасные участки на большой скорости. Но однажды по­пали под сильнейший обстрел. На наше счастье, отделались не­сколькими пулями, зацепившими кабину, все остались живы.

В Джалалабаде я поинтересовался у Хамидулы, не было ли ка­ких ЧП в последнее время. Сначала он как-то ушел от ответа, но потом сказал, что четыре дня назад советские солдаты из стрел­ковой бригады изнасиловали женщину и расстреляли две семьи афганцев. Сопоставив события, я понял, что мы стали жертвой мести и только по счастливой случайности остались живы. Побы­вав на месте преступления с местными оперативниками царан­доя, мы обнаружили солдатскую пилотку, гильзы от ПМ и следы крови. Преступление есть преступление. На основании расспро­сов местных жителей установили крут подозреваемых. После мо­его доклада на совещании советников об обстоятельствах рас­стрела афганских семей было принято решение о передаче ма­териалов в военную прокуратуру.

Уже находясь на Родине, я был вызван свидетелем в Ташкент на заседание трибунала. Все виновные получили сроки лишения свободы.

С горечью приходится признавать, что наш труд в Афганистане не дал достаточных результатов, на которые мы рассчитывали. Было много перегибов, много наших ребят погибли, но мы чест­но отдали свой долг. Нам очень хотелось «земли Герата крестья­нам отдать». В мои функции входила доставка продовольствия, боеприпасов и одежды, потоком шедшие из Союза для населе­ния Афганистана. Обычно это делалось так. Формировалась ко­лонна боевой техники — танки, БТРы, защитные установки, воин­ские подразделения армии. В эту колонну включалось так назы­ваемое орг. ядро из афганцев — учителя, сборщики налогов, ме­дицинские работники, в него входили команда царандоя для ох­раны и проведения локальных операций, сотрудники ХАДА, а так­же колонна автомашин с гуманитарным грузом. Вся эта колонна шла в уезд-алакадари-улусвали. Политические работники из аф­ганцев собирали местное население для проведения джирги (схо­да жителей) кишлаков, чтобы разъяснить цели и задачи новой власти. После джирги начиналась раздача обуви и одежды, про­дуктов питания всем собравшимся. Туда же приходили и боевики (душманы). Выступали религиозные деятели с призывом к насе­лению поддержать новую власть...

Все советники по своим ведомствам передавали информацию в Кабул о том, что уезд освобожден от душманов, полностью пе­решел на сторону новой власти. Пока стояли войска, орг. ядро осу­ществляло пропагандистскую работу, функционировали органы местного самоуправления. После их ухода, недели через две-три приходили ходоки из орг. ядра «освобожденного» уезда с сооб­щением, что душманы отобрали всю гуманитарную помощь, рас­стреляли активистов и вновь требуется помощь. И опять прини­мается решение о проведении операции. Запуганное население отказывалось принимать помощь, а водители из гражданского на­селения отказывались везти груз гуманитарной помощи. Дохо­дило до парадокса: колонна войск сформирована, машины за­гружены, а водителей нет. Посоветовавшись в штабе, было при­нято решение подготовить водителей из солдат царандоя, что и было сделано для всех трех провинций.

Подготовка трафиков

В провинцию прибывало много техники из Союза – «УАЗы», «Нивы», «Уралы», «КамАЗы», и вся она использовалась для нужд царандоя. Водителей катастрофически не хватало.

Были случаи, когда стояли целые автоколонны с гуманитарной помощью, отсутствовал водитель или его запугали душманы и он сбежал. Переговорив с командующим царандоя в провинциях о возможности самим обучать на курсах солдат, желающих полу­чить права на вождение автомобиля, я получил положительный ответ.

Началась работа. Подобрал вместе с царандоем помещение под класс ПДЦ; изготовили из картона знаки дорожного движе­ния; установили двигатель и другие узлы с разбитого автомоби­ля «Урал», а главное, подобрали людей из числа афганцев, быв­ших выпускников школ ГАИ Союза. Они хорошо говорили по-русски и были своими среди отобранных на учебу. Из трех провинций набралась группа в 20 человек. Активную помощь оказывали и наши офицеры. Так что через три месяца предстоял первый выпуск.

Но так как раньше подобная учеба не практиковалась, то я был вынужден ехать для решения этого вопроса к министру МВД Афганистана Гулябзою. Министр меня принял, внимательно выслушал, напоил чаем, а в заключение сказал: «Война войной, а к людей к мирной жизни готовить надо». Им были даны указания, командировать в Джалалабад специалистов трафика (ГАИ) для приема экзаменов и выдачи водительских прав.

Все это проходило в торжественной обстановке. Надо было видеть, как горели глаза у новоиспеченных водителей транспортных средств, вчерашних солдат афганской армии. Не менее волновались за своих учеников наставники, учителя, которые готовили из них водителей. А мы – шурави–смотрели на это действо как на реальное приобщение военных людей к мирной гражданской жизни, когда мушаверы учили уже не стрелять, а осваивать новую профессию – водить технику.

Новость на сайте МВД Саратовской области

Версия для печати Сообщить о неточности или изменение в первоисточнике Уточнить актуальность
Новость была получена автоматически с источника в 2019:02:12 13:19 (МСК)

Тема: Преступления совершенные мигрантами

Регионы России: ПФО, Саратовская область

Вы очевидец?!

Вы стали очевидцем событий и происшествий о которых читаете?

Поделитесь фотографиями со всей страной!

Другие тэги

Все новости по тэгу ""

Календарь новостей

Интернет-приемная
Саратовская область